Постоянно меняющийся мир требует перемен и в сфере образования. Особенно непросто в этих условиях университетам, ведь чтобы подготовить хорошего специалиста для завтрашнего дня, уже сегодня нужны новые подходы и методики. Монотонные лекции с пожелтевших конспектов больше не работают: современный студент говорит на другом языке и для продуктивного диалога вузам во всем мире приходится проявлять исключительную гибкость. Но кто он, нынешний первокурсник? И на что делать ставку преподавателю, чтобы оставаться авторитетом в глазах аудитории? 

 

— Андрей Дмитриевич, как бы вы охарактеризовали современных студентов? Кто пришел к вам на первый курс?

— К нам пришли ребята амбициозные в хорошем смысле этого слова, креативные и неравнодушные. Такие впечатления не только у меня, но и у деканов факультетов. Если перейти на уровень статистики: результат минувшей вступительной кампании был, пожалуй, наилучшим за историю университета, на многие факультеты проходной балл был выше, чем в предыдущие годы. Это говорит о высоких баллах, которые получили наши абитуриенты. К примеру, на факультете международных отношений теперь учится 400–балльница, и она, кстати, из Пинска. И если провести небольшой анализ, то в этом году к нам поступало больше ребят из регионов с хорошими результатами. Значит, уровень подготовки там очень хороший. Всего же к нам поступили 5.128 студентов, большая часть — на дневную форму обучения.

— Вы часто делаете акцент на том, что важно не сломать амбициозного студента, чтобы у него продолжали гореть глаза. И именно с этой целью стали развивать так называемое креативное образование.

— Да, это действительно важно. Более того, я глубоко убежден, что не только будущее, но и настоящее системы образования за креативностью. И если мы будем использовать стандартные подходы к содержанию образования (я даже не говорю о формах и методах!), то рискуем оказаться на обочине. И все же это только одна грань — образовательная. Чтобы у студента не погас в глазах огонек, университет должен и другими гранями быть заточен под это. Даже финансово–экономической составляющей: чем больше мы будем генерировать доход от внебюджетной деятельности, включая образовательную, тем больше у нас возможностей удержать интерес студента.

2

 

— Такой подход предполагает серьезные перемены и во взглядах преподавателей...

— Разумеется. Быть сегодня просто носителем знаний в последней инстанции и демонстрировать это студенту — я считаю преступным. Должен быть совместный поиск истины, диалогический прием, как повелось еще со времен Сократа, когда студент вовлечен в формирование своей системы знаний, наполняет ее собственным смыслом и содержанием исходя из личных особенностей, целей, задач. Тогда у него появляется возможность смотреть на вещи с разных сторон, тогда появляется толерантность, патриотизм, ведь такой человек — уже не просто сосуд, куда что–то вкладывают, он личность с гражданской позицией. И наивно полагать, как думают некоторые преподаватели, что студенты живут в наше время, это как раз таки мы живем в их время, как метко отметила одна моя коллега.

 

— Но как это объяснить преподавателю, который привык десятилетиями работать по накатанной?

— Есть такая наука — педагогическая инноватика. Конечно же, нельзя говорить о том, что мы щелкнем пальцами — и завтра все станет по–другому. Если не соблюдать поэтапные шаги внедрения, ничего хорошего мы не добьемся. Здесь нужен комплексный подход, в основе которого — подготовка кадров и повышение их квалификации. Один из значимых результатов нашей работы в данном направлении — мы создали факультет повышения квалификации и переподготовки кадров, наполнили его программами с новым контентом. Проводим оргдеятельностные семинары. Их смысл основан на «делании», а не «слушании». Через постановку своих целей каждый участник создает свой образовательный продукт и в результате получает и новое содержание, и изменившиеся внутренние качества. Принципиально важно, что каждый делает все сам, изначально адаптирует под свою деятельность, не берет чужое, а создает свое — и на выходе это уже другой преподаватель или руководитель. Зимой мы проводили линейку онлайн–семинаров с участием наших коллег из Гродно, и первый семинар не вызвал особого интереса: мол, мы сами все знаем и умеем, чему тут нас будут учить? Но второй и третий показали совсем другую мотивацию и заинтересованность, и у меня до сих пор спрашивают, будут ли другие подобные семинары. Люди хотят меняться в своей профессии, даже очень авторитетные заведующие кафедрами.

 

— Не будет хорошего преподавателя — не будет и хорошего студента. Опять–таки ваши слова. Но для продуктивной работы должен быть стимул. Что здесь может предложить университет?

— На протяжении трех месяцев мы вырабатывали и уже полгода у нас действуют новые правила по критериям оплаты труда всех категорий сотрудников. Критерии оценки производительности труда сегодня есть по всем нашим подразделениям, где за премирование отвечают их руководители, а тех, в свою очередь, премирует комиссия. Это все прозрачно и основывается на нашей прибыли.

— Как такая система оценки выглядит для обычного преподавателя?

— В учебной работе это практико-ориентированность и работа с заказчиком кадров, открытие программ дистанционного обучения, креативность образования. Оценивают и студенты, и, как показывает практика, те, кто свое дело знает, такой оценки не боятся. А если преподаватель ленится, студенты это видят, они ведь пришли в университет за знаниями. В итоге каждый получает по заслугам, исходя из своей производительности труда. Мы уважаем наших заслуженных коллег, но к этому должно прилагаться еще и что сделал человек за год. И работники понимают, каких целей надо достигать, чтобы получать хорошую заработную плату. А еще хочу отметить изменения в работе с резервом кадров, который должен быть живым: мы готовим наших молодых преподавателей к руководящим должностям. Изменив правила оплаты труда, мы начали осознанно подходить к возможности конкуренции сотрудников между собой. За это время у нас поменялся каждый пятый заведующий кафедрой, причем не в результате сокращения, а по понятным вузовским процедурам. Средний возраст новых завкафедрой — 42 года, и это не случайные люди, у них есть ученые степени, они прошли менеджерский отбор. Такая работа с кадрами дает нам и финансовый результат, ведь когда человек мотивирован, он зарабатывает — за первое полугодие внебюджетные доходы университета выросли на 3%. Кадры и финансы — это единая цепочка. Можно сколько угодно разрабатывать креативные программы, но если не будет роста экономических показателей, не будет и той жизненной силы, которая питает университет.

 

— Не означает ли это, что для университета будет предпочтительнее молодой работник, чем опытный и заслуженный?

— Возраст не имеет значения, главный критерий — результативность. Недавно я продлил контракт завкафедрой, которому 75 лет, при этом он самый успешный с точки зрения привлечения экспортных денег. Скептически воспринимают перемены те, кто не готов двигаться вперед. Но что важно, у многих наших молодых преподавателей начали гореть глаза, потому что появилась возможность работать в университете, двигаться дальше по ступенькам. А ведь мы теряли таких преподавателей, поскольку они просто не видели перспективы.

Читать далее на сайте газеты "СБ. Беларусь сегодня"