29 октября исполняется 100 лет ВЛКСМ. Накануне этой даты корреспондент 1prof.by побеседовал с председателем Совета ветеранов профсоюзного движения при Республиканском комитете Белорусского профсоюза работников государственных и других учреждений Русланом Машковским.

И работа, и воспитание

Руслан Машковский еще в школе был избран комсоргом, затем продолжил заниматься общественной нагрузкой в политехническом институте (сейчас – Белорусский национальный технический университет.Прим. 1prof.by). «Тогда главным содержанием комсомола, кроме идеологии, конечно, были стройотряды. И я постоянно себя в них видел, – вспоминает он. – Только лучшие ребята попадали в студенческие строительные отряды».

romash 1029

Они формировались заранее. В сентябре подводили итоги прошедшего трудового семестра, а уже в ноябре набирали новый состав для работы будущим летом. «Много времени у нас уходило на профподготовку. Специалисты требовались самые разные – укладчики, бетонщики, штукатуры. По этим специальностям с Нового года студенты обучались на базе минских строительных организаций. После прохождения курса получали соответствующие удостоверения, – рассказывает Руслан Семенович. – Кроме того, велась подготовка и к общественно-политической работе. Готовили лекции по определенной тематике, в каждом отряде была агитбригада, отвечавшая за концертную часть».

Обязательным для стройотрядов было и создание лагерей «Спутник» – комиссарская служба формировала подразделение из местных ребят: с ними занимались, проводили игры, идейно-воспитательную работу. «Брали с собой трудных подростков из детской комнаты милиции. Родители их конечно были только «за». Часто приходилось слышать: «Пусть хоть чем-то займется. Ведь лето для него – криминальная пора», – добавляет собеседник. – А в поездках такие ребята помогали по кухне, занимались хозяйственными вопросами, трудились на объектах. И получали за это деньги. В каждом стройотряде было от одного до трех подростков. Потом родители нас благодарили: мол, вернулся другим человеком».

Теперешние стройотрядовцы, признается Руслан Семенович, не верят, что в то время все было именно так. Но ведь тогда существовала другая общественно-политическая обстановка. «Стройорганизации были вынуждены принимать студенческие отряды. А мы, в свою очередь, освобождались от подоходного налога. За трудовой семестр на выезде могли получить по 1 000 рублей. Для сравнения: оклад инженера составлял 100–110 рублей», – отмечает он.

Не подвести товарищей

Стройотрядовская история Руслана Машковского началась с Казахстана и Уральской области. «Там мы из самана (необожженный кирпич из смеси глины, песка и соломы) делали жилье. Надо сказать, для того климата, где нет больших минусовых температур, это замечательный стройматериал. Вспоминаются тяжелые бетонные работы. К сожалению, электрические бетономешалки были не всегда. Поэтому приходилось мешать песок, бетон и цемент самим в огромном чане. У нас была такая пословица: «Шуфель бери побольше, бросай подальше, отдыхай пока летит», – смеется Руслан Семенович. – Днем в Казахстане могло быть до плюс 40 градусов. В жару мы старались, конечно, не работать. Но вообще лениться было не принято. А все потому, что не могли подвести товарищей: если ты что-то недоделал, придется доделывать другому. Многие стройотрядовцы тогда так себя проявили, что не остались незамеченными. Главного инженера нашего выездного отряда просто не хотели отпускать. Сказали, что ждут его после института – сначала главным инженером, потом управляющим трестом. Он поначалу отказывался, а по итогу все же уехал. Возглавил самый крупный стройтрест в Уральской области. И подобные случаи не единичны. Там образовалась целая белорусская диаспора. Мы до сих пор поддерживаем отношения».

rom1128421

В памяти остался и Томск. Там Руслан Машковский работал в поселке Стрежевой. Тогда в тех краях только начали осваивать нефтяные залежи. «Мы строили производственные помещения, проложили транспортное сообщение. Вообще, в Стрежевом была Всесоюзная ударная стройка. Отрядов 7 или 8 приехали из нашей республики. Организовали образцово-показательный лагерь «Спутник», – уточняет собеседник.

Еще один нефтяной край – Коми. Тогда здесь не было настоящих дорог. «В Воркуте ездили по так называемому «зимнику». То есть проехать можно было только зимой и на тракторе. В остальное время сообщение с некоторыми объектами осуществлялось вахтовым путем – на самолете Ан-2, но чаще на вертолетах, – рассказывает Руслан Машковский. – Для нефтяников мы проложили дороги, сделали проезды. Ну и конечно – БАМ. Там трудился наш сводный отряд, который состоял не только из студенческой молодежи, но и специалистов».

Стройотряды работали не только на выезде. В Рудобелке (Гомельская область) была объявлена Всебелорусская стройка. «Около 6 лет там работали. Направляли туда по 2–3 тыс. студентов. Объекты, которые мы строили, до сих пор там действуют, – отмечает герой. – Кроме того, можно назвать Новополоцк, Солигорск – там тоже стройотрядовцы приложили руку».

У Руслана Машковского насчитывается 55 трудовых семестров. Говорит, когда другие слышат такую цифру, удивляются – обычно ведь порядка 5 должно быть.

Судьбоносный комсомол

Еще до школы Руслан Машковский работал электрослесарем на Могилевском заводе № 511 (сейчас – Могилевский завод искусственного волокна.Прим. 1prof.by). По направлению этого предприятия он поехал учиться в Минск. А когда вернулся на завод, сразу стал замсекретаря ЦК комсомола. «Хочу сказать, что на крупнейшем в городе предприятии у организации были права райкома. Кстати, цех, где я был секретарем комсомольской организации, – первый в Могилеве цех коммунистического труда. Работала там в основном молодежь. Вместе ходили на демонстрации под «Марш коммунистических бригад». Тот порыв молодых людей нынешнее поколение уже не поймет. В коллективе у нас было требовательное отношение друг к другу, тем не менее мы считались одной семьей, одной командой», – вспоминает Руслан Семенович.

Как мастер спорта СССР по самбо, он тренировал оперативный комсомольский отряд – была такая форма борьбы с преступностью. «Видимо, так меня и заметили. С завода я ушел вторым секретарем Октябрьского райкома ЛКСМБ Могилева. Затем был комиссаром Республиканского штаба студенческих стройотрядов. Направляли более 35 тыс. студентов на все стройки союза. БАМ, Казахстан, Якутия, Молдавия – в целом более 40 адресов выездных. Я был организатором и возглавлял идеологическое направление», – перечисляет собеседник.

Потом Руслан Машковский стал секретарем Первомайского райкома партии столицы, председателем Заводского райисполкома. Но, признается, с комсомолом в силу должностных обязанностей все равно приходилось сталкиваться. Затем – работа в Секретариате Верховного Совета Беларуси, Администрации Президента.

rom1128181

«Уже сейчас, оглядваясь назад, могу сказать, что если бы я не приносил пользу на заводе, то не поехал бы учиться в вуз. Ведь, кроме меня, там работали профессионалы, которые хотели учиться. Но они не участвовали в общественной жизни, и их не выбрали. Поэтому я люблю говорить, что получил два диплома: инженера и комсомольца-стройотрядовца. А вообще, комсомол – моя судьба. Все остальное, что было в моей жизни, уже исходит из этого», – рассуждает Руслан Семенович.

Собеседник отмечает, что большинству из тех, кто прошел стройотрядовскую школу, удалось многого добиться в жизни. «Когда я возглавил район Минска, то из 9 председателей 8 были бывшими «отрядовцами». Одни стали чиновниками, другие – общественными деятелями. Причем дружба, которая зародилась в стройотрядах, крепка до сих пор. Поскольку я являюсь председателем оргбюро Совета ветеранов студстройотрядов, то иногда провожу совместные мероприятия. Стараемся побывать в интересных местах нашей страны», – заключает Руслан Машковский.

Ирина ЯНУШКЕВИЧ

Фото автора и из архива Руслана Машковского

 Источник:  1prof.by